«Уотергейт — это цветочки». Полное выступление Петра Порошенко в суде

Опубликовано: 09.07.2020

8 июля пятый президент Украины Петр Порошенко в третий раз прибыл в зал Печерского районного суда Киева, который избирает для него меру пресечения в рамках дела о якобы давлении на руководителя СВР в 2018 году.

Судебное заседание продолжается до сих пор, а сторона обвинения уже заявила, что досудебное расследование завершено, и следовательно, по их мнению, в избрании меры пресечения нет необходимости.

НВ публикует полный текст выступлений Петра Порошенко в этот день в зале заседаний, а также на крыльце суда.

«Ваша честь, Высокий суд. Я являюсь политиком. И мне, наверное, не стоило бы добавлять что-то к юридическим аргументам, которые изложила сторона защиты — мои адвокаты. Единственной мотивацией для меня взять слово является преступление, совершенное указанными лицами, которые сегодня представляют обвинение.

Я подчеркиваю, что изменения в Конституцию Украины по части неприкосновенности народного депутата были осуществлены законопроектом по изменениям в Конституцию, автором которого является Петр Порошенко. Заменой института неприкосновенности — мы также является автором этих законопроектов, мы голосовали за них — является процедура индемнитета: защита политиков от преследования за политическую деятельность, что именно и осуществляют указанные лица.

Инструменты, подчеркиваю: Печерский суд вправе принимать любое решение об ограничении свободы народного депутата исключительно в присутствии народного депутата — так говорит закон. Два решения, которые были приняты печально известным Печерским судом в отношении меня, были приняты без моего присутствия. Я утверждаю — по указанию Офиса президента. Это политическое преследование в Украине, и об этом я буду говорить.

Читайте также:
Порошенко не будут избирать меру пресечения — адвокат

Вторая позиция: я свидетельствую, что указанные представители обвинения врут. Я лично присутствовал, для того чтобы проверить не лицо, которое проверяется по удостоверению, а полномочия этого лица, поскольку в законе написано: подозрение народному депутату вручает генеральный прокурор. Точка. Нам предоставляют ксерокопию бумажки, и ему задают вопрос напрямую, является ли этот оформленный документ постановлением, как это предусматривает закон, что и было подтверждено позже генеральным прокурором. Нам в глаза говорят: постановления нет, и это не нужно. Именно это говорит этот человек *указывает на прокурора*.

У стороны обвинения две совершенно противоположные точки зрения: необходимо постановление — постановление не нужно. Почитайте закон и выступление вашего руководителя, генерального прокурора. У нас нет сомнений в том, что проверить [вероятно, имеется в виду перепоручить, — НВ] полномочия — это как исключительный случай, когда генеральный прокурор не может вручить постановление. Но она находится на рабочем месте.

И когда мы увидели ксерокопию бумажки, не предусмотренную законом, конечно… И оба понятых это подтверждают, несмотря на давление и заказы, которые были осуществлены стороной обвинения путем написания за них текста и принуждения их подписать этот текст, что якобы наша сторона отказалась [от получения подозрения]. Вы лжете. Мы напрямую говорили, что мы готовы принять постановление, оформленное в соответствии с законом. Сообщали им, что мы направляемся в Офис генерального прокурора на встречу с генеральным прокурором, для того чтобы она вручила подозрение в соответствии с законом.

И мы не ушли (и слава богу, что об этом есть видео) из Офиса генерального прокурора, а генеральный прокурор убежала из кабинета, когда мы предложили (и в этом зале есть свидетели): «Мы приехали, вручите подозрение. Вас никто не боится. Мы требуем соблюдения закона».

Фото: European Solidarity Party / Mykhailo Palinchak / Handout via REUTERS

После того, как они увидели, чье сало съели, начали фальсифицировать дело. Речь идет не об оценках, а о преступлении — фальсификации дела. И в виде перечня документов, которые они фальсифицировали, с нумерацией; и в виде текста, который предоставлялся позже; и в виде лжи, которую они распространяют во время судебного заседания.

Я еще раз подчеркиваю: нам подозрение в соответствии с процедурой… А вы, ваша честь, знаете, что такое соблюдение процедуры при вручении подозрения (мой адвокат об этом уже напоминал во время заседания Вышгородского суда), — нарушение процедуры во время вручения подозрения означает, что подозрение не вручено.

Я намеренно не анализирую абсолютно грубый хаос (или, я еще раз подчеркиваю характеристику, которую дал [бывший] генеральный прокурор Рябошапка, — треш, мусор), с помощью которого они пытались обсуждать право президента и верховного главнокомандующего в условиях войны подписывать указы, которые обязательны к исполнению на всей территории Украины в соответствии с Конституцией Украины.

Они *указывает на сторону обвинения* берут на себя право определять, что это является заведомо преступным, заведомо недействующим. Конституция, включая презумпцию невиновности и презумпцию конституционности указов президента, — это не для этих лиц.

Издание указов президента они рассматривают как склонение. Во время войны как верховный главнокомандующий я должен был и действовал в случае… Или указы президента исполняются, или любого военного, который отказывается выполнять приказ, я увольняю с его позиции. По-другому я не мог действовать.

Читайте также: Юрий Бутусов Посадит ли Зеленский Порошенко?

Ваша честь, я еще раз подчеркиваю: мы имеем дело с преступлением — фальсификацией материалов уголовного дела. Это было видно вчера, во время заседания о продлении [срока досудебного расследования], — а им 15 месяцев мало для того, чтобы установить, что президент издал указ! Им нужно еще 15 миллионов гривен из карманов налогоплательщиков — это преступление и воровство.

И три месяца я подчеркиваю, что цель, ради которой им нужны три месяца преследования оппозиции, мы вам докажем. И сейчас я подчеркиваю еще раз: подозрение не вручено, а следовательно, мера пресечения для обеспечения подозрения абсолютно незаконна. Прошу отозвать ее и не присоединяться к совершению преступления.

*Обращается к стороне обвинения * А за фальсификацию дела вы понесете ответственность.

***

Ваша честь, меня очень трудно заподозрить в симпатиях к господину Корецкому [следователь ГБР, — НВ]. Я лично подписал около десятка сообщений о преступлении, о нарушениях, которые делались во время расследований следственной группы, которая вела все 20 уголовных дел. Я могу официально подчеркнуть, что я, к счастью, с господином Корецким не встречался около трех месяцев. И я, конечно, с удивлением услышал от своего адвоката, что сегодня принято несколько важных процессуальных решений.

Решение первое принято несколько дней назад — о закрытии дела о назначении судей (конституционное полномочие президента). И решение о закрытии так называемого дела Ленкузни. Я хотел бы подчеркнуть, что вы перейдете [черту]… *Потеряна связь с залом суда*

Я прошу заметить: они воспринимают это как угрозу. Нет, угроза заключается в следующем: вы совершаете преступление, пытаясь давить на оппозицию. Я требую, ваша честь, пригласить господина Корецкого в связи с чрезвычайно важными свидетельствами по этому делу о назначении заместителя руководителя разведки, которые могут перерасти в политический кризис, если будет доказано (это уже доказано), что указания посадить Порошенко за решетку поступают не только от адвоката [экс-президента-беглеца Виктора] Януковича Бабикова; а Бабикову указания дает Венедиктова, Офис президента и господин Зеленский.

Фото: European Solidarity Party / Mykhailo Palinchak / Handout via REUTERS

Я подчеркиваю: это требование — [получите] свидетельство от господина Корецкого, пока он жив. Я не шучу, потому что от этих *указывает на сторону обвинения* можно ожидать чего угодно. Он заявил, что хорошо себя чувствует, не собирается заканчивать жизнь самоубийством и не собирается увольняться из ГБР. Без исследования этих доказательств любое решение суда является сомнительным.

Я, ваша честь, подключаюсь к просьбе стороны защиты объявить перерыв и допросить господина Корецкого. Если вы не будете иметь этой возможности, я предлагаю, с вашего позволения, позвонить, включить громкую связь — и пусть дает показания. Пусть вся страна знает. Еще раз говорю: я очень негативно к нему отношусь. Но то, что я услышал сегодня… друзья, Уотергейт, по сравнению с этим, — цветочки.

Я еще раз подчеркиваю: вам *обращается к стороне обвинения* придется отвечать — кто на вас давил, как Бабиков [это] делал, какие указания из Кремля и от Януковича вы получаете и чем это закончится.

*Объявлен перерыв, Порошенко выходит на улицу и обращается к сторонникам*

Друзья, ситуация, на самом деле, очень и очень непростая. И если бы вас здесь не было, мы бы Украину не защитили. Сегодня в этом судебном заседании установлены факты фальсификации уголовного дела со стороны Офиса генерального прокурора. Поэтому чрезвычайно важно, что сейчас суд объявил перерыв, для того чтобы продолжить сбор доказательств по этому поводу.

Вторая позиция, я об этом узнал только что: сегодня утром руководитель следственной группы, который весь год во главе нее проводил расследование 20 с лишним дел, принял несколько процессуальных решений. Решение первое: закрытие нескольких дел. Я также подчеркиваю: это благодаря вам. Первый маленький, но очень важный шаг в правильном направлении.

Хотел поблагодарить, потому что это борьба не за Порошенко — это наша борьба за Украину, демократию, верховенство права, движение в Европу и это наша борьба, для того чтобы не дать этим преступникам превратить державу в Российскую Федерацию, присоединить Украину к России, осуществить мечту пятой колонны, которая сейчас дорвалась до власти и поставила управлять ГБР, осуществляющее это расследование, адвоката Януковича Бабикова.

Фото: REUTERS / Gleb Garanich

Вдобавок этот руководитель следственной группы (он сейчас является руководителем следственной группы по расследуемым [делам]) заявил о давлении на него со стороны фактического руководителя ГБР господина Бабикова по делу Порошенко!

И кто на него может давить? Мы твердо убеждены, что это давление осуществляется по указанию из Офиса президента Зеленского и из Офиса генерального прокурора, и лично от генерального прокурора! Мы точно будем требовать создания временной следственной комиссии для привлечения преступников к ответственности. Мы точно им это так не спустим!

И именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы он был вызван сюда, в суд, и под камеры, при вашем присутствии дал показания насчет этого. По-другому не будет. И это еще одно подтверждение того, с чего я начал нашу встречу в семь утра: мы их не боимся. Да или нет?

*Раздается «да!"*.

Но пусть они боятся нас, потому что с нами правда, с нами сила и с нами великая Украине. Слава Украине! Слава нации! Украина превыше всего! Итак, в бой!

*Неизвестный бросает в сторону Порошенко кучу сувенирных долларовых купюр, охрана обступает экс-президента с двух сторон, тот возвращается к импровизированной трибуне*.

Уважаемые друзья, уважаемые братья и сестры. Этого провокатора, который к нам прорвался, мы сейчас срочно установим — кто он и откуда взялся.

*Сторонники Порошенко обступают и толкают мужчину*.

Друзья, мы будем именно так встречаться с каждым. Проверьте. Это Офис президента, который заказывает именно такие шаги против лидера оппозиции. Еще одно подтверждение тому, что они нас боятся. Пусть трясутся. Спасибо!

Редактор: Александр Стрельников
 
 

заказать звонок

X

 

оставить заявку

X

 
`
Adblock
detector