Нарушил монополию на шутки и троллинг. Почему допрос Порошенко обернулся «музейным» скандалом и как на это реагируют — главное

Опубликовано: 27.05.2020

Попытки привлечь к ответственности пятого президента Украины Петра Порошенко во вторник, 26 мая, приобрели фантасмагорическую окраску — «полем битвы» стал один из киевских музеев.

НВ рассказывает, почему столичный музей Ивана Гончара на один день превратился в эпицентр политического противостояния с участием самого Петра Порошенко, сотрудников Государственного бюро расследований и десятков журналистов.

Порошенко в музее вместо допроса: что произошло?

Во вторник, 26 мая, Петра Порошенко ждали в Государственном бюро расследований — в 11:00 пятый президент должен был явиться туда на допрос по одному из десятков дел, фигурантом которых является (согласно данным бюро).

ГБР намеревалось допросить Порошенко как свидетеля по делу о «незаконном перемещении культурных ценностей». Согласно официальной информации бюро, речь идет о расследовании обстоятельств перемещения через госграницу Украины «коллекции культурных ценностей, которая состоит из 43 картин всемирно известных художников». В ГБР подозревают, что полотна перевозились «с сокрытием от таможенного контроля».

Однако вместо того, чтобы отправиться на допрос, Петр Порошенко в назначенный час появился вместе с женой Мариной в столичном музее Ивана Гончара — он находится на улице Лаврской, 19, неподалеку от офиса Европейской солидарности в Киеве (Лаврская, 16).

Там супруги Порошенко открыли выставку художественных работ из своей личной коллекции — тех самых 43 картин, о которых идет речь в уголовном производстве ГБР.

Читайте также:
Порошенко вместо допроса в ГБР пришел в Музей Ивана Гончара и передал «привет» следователям

«После завершения карантина десятки тысяч поклонников искусства смогут ознакомиться с лучшими образцами мирового искусства из нашей коллекции, которую мы бережно собирали. Это было задолго до войны, мы хотели вернуть Украину и украинскому народу, что украинцам принадлежит по праву», — рассказал о коллекции Порошенко, выступив с короткой речью в залах музея.

Он также прокомментировал заявления ГБР о якобы незаконном ввозе этих полотен в Украину. По словам пятого президента, во время таможенного оформления картин «все было сделано в строгом соответствии с законодательством». Порошенко отметил, что «не обязан хранить оригиналы деклараций, хотя они были: для этого достаточно было посмотреть в базу данных таможенной службы и не пытаться оболгать в своих видосиках лидера оппозиции».

«На этой выставке для посетителей важнейшим будут картины, а для перечисленных мной учреждений [Порошенко упомянул ГБР, Офис президента, Офис генпрокурора, военную прокуратуру] - документы, где содержатся оригиналы таможенных деклараций 43 картин, их перечень и платежные поручения на оплату, которые были сделаны с моего личного счета после уплаты всех налогов государству», — пояснил Петр Порошенко.

Петр и Марина Порошенко открывают выставку картин из личной коллекции в киевском музее Гончара:

Он с иронией поблагодарил «тех, кто ускорил открытие этой выставки», перечислив «фактического руководителя ГБР, адвоката Януковича — господина Бабикова; куратора правоохранительных органов в Офисе президента, адвоката Ефремова — господина Смирнова; всю мощную команду Генеральной прокуратуры Украины во главе с генеральным прокурором — госпожой Венедиктовой».

«Особые слова благодарности Военной прокуратуре, потому что только они решились внести откровенно лживую информацию в единый реестр расследований, и департаменту ГБР по расследованию преступлений среди военнослужащих, которые это подписали», — добавил Порошенко.

В тот же утро, 26 мая, Украинская правда обнародовала заявление адвоката Игоря Голованя, защищающего интересы Порошенко. Головань пояснил, что Порошенко не давал согласия прийти на допрос в ГБР по указанному в повестке адресу, а сам вызов на следственные действия является незаконным.

Он напомнил, что вызов на допрос в уголовном производстве урегулирован статьей 135 УПК Украины, где указано, что «лицо вызывается к следователю путем вручения повестки». «Потакать нарушениям закона мы не будем», — добавил адвокат, очевидно подразумевая, что Порошенко такую повестку лично не получал.

Читайте также:
Адвокат опроверг заявление ГБР о вручении Марине Порошенко повестки на допрос для ее супруга

«Попытки допросить Петра Порошенко в качестве свидетеля в производстве, очевидно направленном против него, является грубым нарушением конституционного принципа верховенства права. Де-юре Порошенко — свидетель, а де-факто его уже публично объявили обвиняемым. Есть что предъявить — пусть предъявляют, а удовлетворять незаконные вызовы неизвестно куда с целью порадовать президента Зеленского и его российских партнеров мы не имеем никакого желания», — заявил Игорь Головань.

Он пояснил, что в видео ГБР с вызовом на допрос указан адрес следственных действий ул. Петлюры, 15, в то время как следственный отдел ГБР находится на ул. Панаса Мирного, 28.

«В соответствии со статьей 224 УПК Украины проводить допрос в другом месте, не месте проведения досудебного расследования, допускается только по согласованию с лицом, которое намерены допросить. Петр Порошенко такого согласования не предоставлял», — пояснил адвокат.

Штурм музея Гончара: чем ответило Госбюро расследований

Неожиданный поворот истории вокруг картин Порошенко получил не менее неожиданное продолжение позже в тот же день, 26 мая.

Партия Порошенко Европейская солидарность заявила о «разбойном нападении» ГБР на музей Ивана Гончара — мол, сотрудники бюро «публично унижали директора музея Петра Гончара, долгое время не пропуская его в помещение», осуществили попытку «похитить частную коллекцию картин Порошенко, которую семья […] выставила для свободного доступа посетителей после завершения карантина», а также «совершили нападение на журналиста и препятствовали народным депутатам выполнять свои обязанности».

В сети были обнародованы несколько видеозаписей, как сотрудники ГБР силой открывают двери музея, а позже берут его в оцепление и не допускают в здание посторонних, включая нардепов от Евросолидарности.

В Госбюро расследований такую трактовку событий опровергли, заявив, что сотрудники бюро пришли в музей Гончара, «чтобы вручить уведомление о вызове на допрос и проведении следственных действий экс-президенту Петру Порошенко».

В итоге представители ГБР сообщили, что передали повестку о вызове на повторный допрос Марине Порошенко, поскольку Петр Порошенко, «узнав о возможном приезде следователей ГБР оставил свою жену и покинул музей».

«Именно жена Порошенко в качестве родственника свидетеля в соответствии с требованиями УПК Украины и получила повестки о вызове на очередные допросы», — указано в сообщении ГБР.

В ведомстве также заявили, что «администрация музея и другие лица препятствовали проведению следственных действий» и «с учетом событий, которые происходили на территории музея, для надлежащего проведения необходимых следственных действий было задействовано спецподразделение» ГБР.

В бюро добавили, что сотрудники ГБР действовали в «соответствии с Уголовным процессуальным кодексом Украины», а «какие-либо меры физического воздействия не применялись».

Однако музей Ивана Гончара расценил действия бюро как «незаконное вторжение правоохранительных органов в здание музея — без решения суда».

Администрация музея также сообщила, что следователи ГБР изъяли таможенные декларации к картинам из коллекции бывшего президента Петра Порошенко.

«Картины целы. Декларации изъяты. Директор музея с адвокатами. Представители ГБР уехали», — сообщили в музее об итогах драматичного дня по состоянию на 19:00 26 мая.

При этом адвокат Порошенко Игорь Головань опроверг заявление ГБР о том, что супруге политика Марине вручили повестку для него на повторный допрос.

«Лжецы из ГБР распускают слухи о вручении повестки супруге Петра Порошенко. Сотрудники ГБР сбежали сразу же, как только их попросили не помахать удостоверениями, а показать должным образом. Камер было много, каждый может убедиться. Никто ничего никому не вручал», — написал Головань.

Как реагируют в Украине на скандальную ситуацию

Резонансная история вокруг картин Порошенко и его несостоявшегося допроса стала одной из самых обсуждаемых тем вторника.

Известный журналист и бывший руководитель Радио НВ Валерий Калныш в своем Telegram-канале предположил, что «Петр Порошенко, сам того не понимая, зашел на территорию, куда заходить не следует: шутить на высоком правительственном уровне позволено только Владимиру Александровичу Зеленскому и его ближайшему окружению».

Калныш также добавил, что его «возмутила сама ситуация». «Как можно взламывать музей? Очевидно, это от низкого уровня культуры. Настолько низкого, что его не видно. Но это вам что, бунтующая колония? Или в здании забаррикадировались и требуют выкуп за заложников? Крепким парням в масках, судя по всему, один хрен где двери ломать», — добавил журналист.

Журналист и руководитель проекта Европейская правда Сергей Сидоренко в своем Facebook провел параллели с уголовным преследованием Юлии Тимошенко (независимо от политических оценок ее работы премьером и скандальных газовых договоренностей с РФ).

«О том, что происходит сейчас вокруг Порошенко, вывод еще более однозначный. Можно иметь к нему миллион вопросов и претензий, но сейчас идет его политическое преследование, однозначное и несомненное. Речь идет, конечно, не только об эпизоде с картинами», — полагает Сидоренко.

«А кто-то из тех, кто болезненно стремится „посадить Петра“ и считает это своей политической миссией, похоже, просто не знает новейшей истории Украины», — отмечает журналист.

Гендиректор национального музейного комплекса Революции достоинства Игорь Пошивайло полагает, что ситуация стала «очень наглядной иллюстрацией, когда государственный музей, который должна была бы охранять власть, стал объектом довольно неожиданного и, получается, противоправного вторжения правоохранителей».

«Это довольно угрожающие ситуации, это говорит об опасной тенденции относительно прав самих музеев. Директор музея Петр Гончар вообще оказался в сложной ситуации, поскольку он как материально ответственное лицо не может проникнуть внутрь помещения, двери в которое были выломаны », — отметил Пошивайло.

То, что «власть всегда воюет с оппозицией, а не с внешними врагами, — это не ново», считает Анжелика Рудницкая.

«Но, люди! Если бы медиа так интересовались сокровищами украинских музеев — мы были бы счастливой и богатой страной! Потому что от туристов отбоя бы не было!» — добавила она.

Константин Кожемяка, президент Фонда культурных инициатив ArtHuss назвал резонансную ситуацию «очень поучительным перформансом в исполнении ГБР».

Кожемяка также сделал акцент на нескольких итогах такого «перформанса».

"Очень много пипла впервые в жизни узнали о существовании Музея Ивана Гончара по адресу Лаврская, 19. И, возможно, даже некоторые запланировали при ослаблении карантина его посетить, так как при нашей периферийности сложно в одном выставочном пространстве одновременно увидеть Айвазовского, Репина, Тропинина", — отмечает Кожемяка.

Он также выразил «большое уважение мужественному человеку, директору музея Петру Гончару за этот поступок». «Нет сомнения, что, давая согласие на эту выставку, он понимал будущие проблемы. И, тем не менее, не побоялся», — добавил президент Фонда культурных инициатив ArtHuss.

Однако, по словам Кожемяки, его пост — «не об искусстве и не о наезде на музей, а о том, что за год мы скатились до уровня януковщины и похоже это не край / дно».

 
 

заказать звонок

X

 

оставить заявку

X

 
`
Adblock
detector