«Компромиссов быть не может». Первое интервью НВ с языковым омбудсменом Тарасом Креминем

Опубликовано: 17.07.2020

На этой неделе Верховная Рада внесла в повестку дня скандальный «языковой» законопроект авторства «слуги народа» Максима Бужанского, который должна была рассмотреть 17 июля. Однако в этот день документ на голосование не выносили.

Против рассмотрения этого законопроекта под зданием парламента митинговали десятки активистов, а некоторые коллеги Бужанского по фракции отказались поддерживать документ, мотивировав это тем, что он вносит раскол в общество.

Радио НВ поговорило с новым языковым омбудсменом Тарасом Креминем об этом законопроекте, государственной языковой политике и новом украинском правописании. Публикуем его отредактированную и сокращенную версию.

Радіо НВ · Новий ранок: Захист державної мови, мовна політика і парламентські ініціативи

— Что лично для вас является проблемным в законопроекте, предложенном Бужанским, и почему говорят, что из-за общественной реакции его не выносят на голосование? Получается, если бы не было общественной реакции, монобольшинство уже бы проголосовало?

— Да, я полностью поддерживаю вашу позицию и формулировки вашего вопроса. Во-первых, этим законопроектом предлагалось внести изменения в те законы, которые, по моему мнению, являются лучшими за последние пять лет, принятыми Верховной Радой Украины. Прежде всего это Закон Украины Об образовании 2017 года, Седьмая статья которого (язык обучения) в свое время признана конституционной по соответствующему иску народных депутатов.

И так же это предложения к внесению изменений в закон об обеспечении функционирования украинского языка как государственного в части того, чтобы с 1 сентября 2020 начальные школы с языком обучения национальных меньшинств не начинали обучение на государственном языке в средней школе, с отсрочкой на три года.

Я считаю, что такие вещи абсолютно недопустимыми, так как, во-первых, они сужают нормы самих законов, которые признаны сбалансированными и поддержаны европейским и мировым сообществом; во-вторых, это открытие дискриминационных возможностей для тех соискателей образования, которые хотят учиться на государственном языке.

Читайте также:
«Заважає мова? Геть до Ростова». В Запорожье провели акцию против законопроекта Бужанского

В-третьих, невозможно рассматривать подобные документы, даже не поддержанные профильным Комитетом по вопросам гуманитарной и информационной политики, категорически оспариваемые Министерством образования и науки Украины, и тем более [отсутствует] возможность вынесения этого документа [именно] сегодня. Я не зря сделал заявление как уполномоченный по защите государственного языка, что в годовщину со дня принятия и вступления в силу закона о языке и на 30-летие [провозглашения] Декларации о государственном суверенитете Украины рассматривать такие вещи, которые попахивают пятой колонной, антигосударственными и чисто пророссийскими элементами — это не просто пощечина, а удар по украинской государственности, нашему единству и стремлению быть цивилизованной европейской успешной страной.

Поэтому я категорически отрицаю подобные законопроекты, которые раскалывают общество, забирают возможности у соискателей образования и разочаровывают украинцев в том, что на самом деле Верховная Рада не способна делать что-то хорошее и позитивное.

— Почему вопросы функционирования украинского как государственного сих пор вызывает жаркие споры в нашем обществе, хотя закон о языке приняли более года назад и там четко указано: государственным языком в Украине является украинский.

 Мне кажется, если бы закон был принят еще в начале украинской независимости, то мы сегодня имели бы беспрецедентный опыт, который имеют страны Балтии, в частности, как одни из тех стран, которые в 1990 году восстанавливали свою независимость. Поэтому сегодня у них не вызывает никакого сомнения применение государственного языка в органах государственной власти, местного самоуправления, и 100% [тамошних] учебных заведений используют в учебно-воспитательном процессе государственный язык.

Мы, к сожалению, все годы независимости только говорили о возможности принятия языкового закона, и несмотря на то, что Конституция в Десятой статье четко регламентировала, что государственным языком является украинский, а государство должно способствовать развитию и распространению украинского языка во всех сферах своей жизни, [соответствующему языковому] закону только год. Но все равно он есть, его надо поддерживать. Часть норм действует уже год, часть только сейчас вступили в силу (как, скажем, применение государственного языка в сфере здравоохранения и т.д.).

Поэтому я думаю, что сейчас нам нужно активно работать над тем, чтобы ни один из аналогичных законопроектов, о которых мы говорили, не смогли остановить необратимость украинских реформ.

Протестующие под Верховной Радой, которые выступают против рассмотрения языкового закона Бужанского, 17 июля 2020 / Фото: REUTERS / Gleb Garanich

— От слушателей поступают вопросы: «Если гражданин Украины не собирается быть государственным чиновником, то он имеет право спокойно жить, не владея украинским языком?».

— Мы, наверное, говорим о людях трудоустроенных; о тех, кто себя идентифицирует с украинским государством. Конечно, каждый гражданин имеет право и на отдых, и на место работы. По месту работы, конечно, каждый должен применять государственный язык; в быту, общении с родными, близкими, во время вероисповедания и т.д. — [по желанию можно применять] языки национальных меньшинств. Поэтому я не вижу в этом большой проблемы и вопроса, но с другой стороны, хотел бы просить уважаемых украинцев, до сих пор не пользующихся государственным языком: давайте начнем сегодняшний день с того, что скажем первые слова на украинском, и этими словами будут «Украина», «соборность», «победа». Этим и надо жить.

— Возможны ли в Украине компромиссы в языковой политике при текущих обстоятельствах?

— Я думаю, никаких компромиссов быть не может. Тем более, судя по тому, насколько трудно готовился языковой законопроект. На самом деле было три документа, а в конечном итоге был принят четвертый вариант. Мне кажется, что тот уровень баланса сил и возможностей, которые открываются по выполнению Десятой статьи [Конституции], нечего и искать. В перспективе может измениться все, но я думаю, что этот закон позволяет раскрыть все возможные силы поддержки для развития украинского языка как государственного. Потому что это не только язык образования и науки, но и здравоохранения, государственной службы, правозащитной деятельности и тому подобное. Я надеюсь, этот закон в ближайшей перспективе не будет испытывать никаких изменений, а наоборот — открывать новые возможности для нынешнего поколения украинцев, в частности молодежи.

— Как вы оцениваете новое украинское правописание? Стоит ли это делать именно сейчас, когда люди на территории родного государства привыкают к языку?

Читайте также: Анна Маляр Опять о языке. Что на самом деле изменяет законопроект Бужанского

— Конечно, оцениваю положительно. Комиссия по правописанию была создана в Украине еще в начале 90-х годов. Этим занимался непосредственно Кабинет министров Украины, который был ответственным за разработку нового варианта правописания, вместе с академическим сообществом и в том числе общественным деятелями. И то, что этот новый вариант [правописания] появился фактически только в последние годы, как раз говорит о том, что время было потеряно.

Но не забываем, что язык — это живой организм, который развивается по своим внутренним законам. И мне бы очень хотелось, чтобы он все же сохранял свою тожесамость, идентичность, и в частности было меньше заимствований. Поскольку от того, насколько чистый украинский язык, зависит и то, насколько она сохранит свою культуру, внутреннюю красоту и благозвучие для будущих поколений. Это то, что мы должны передать нашим детям.

— Еще один вопрос от слушателя: «Как вы собираетесь остановить русификацию молодежи? Для многих из молодых людей русский более модный, особенно для тех, кто едет на учебу из сел и городков в крупные города».

— Эта проблема не нова, и она присуща странам постсоветского пространства. Вспомните, как в Украинской Советской Республике называли людей, которые приезжали из сел в город, — их называли селюками. Но для сравнения давайте вспомним, что в начале ХХ века около 85% населения Украины были жители сел. Это были трудолюбивые люди, которые имели хозяйство. Но в результате так называемой «экономической политики» и раскулачивания, нескольких голодоморов фактически был выбит трудовой класс людей, которые делали прирост валового продукта для Украинского государства.

На сегодня задача номер один — соблюдать законодательство, которое расширяет возможности. Нужно воспитывать компетентного, экономически обученного, подготовленного гражданина, наравне с государственным языком и языком национального меньшинства, если он яявляется его представителем, владеющего несколькими иностранными языками, имеющего свою собственную образовательную и профессиональную траекторию.

Слушайте и подписывайтесь на подкасты Радио НВ в Soundcloud, Apple Podcasts, Google Podcasts и на платформе MEGOGO.

 
 

заказать звонок

X

 

оставить заявку

X

 
`
Adblock
detector